Стремясь всеобъемлюще представить историю принудительного труда в период национал-социализма, выставочный проект ставит перед собой серьезную и ответственную задачу.

Благодаря концентрированной подборке отдельных репрезентативных сюжетов, их детальной проработке и запоминающейся визуализации организаторам выставки удается достичь поставленной цели.

Источник: геверк дизайн, Берлин

Чрезвычайно обширная источниковая база дает возможность детально реконструировать исторические события и судьбы людей.

Представление истории на основе подлинных документов и наглядных свидетельств прошлого позволяет посетителям окунуться в историческую реальность.

Источник: геверк дизайн, Берлин

Соединение отдельных репрезентативных сюжетов воссоздает общую картину принудительного труда в период национал-социализма и раскрывает его характер как массового феномена с одной стороны и как общественного преступления – с другой.

Источник: геверк дизайн, Берлин

Концепция

20 миллионов подневольных работников почти со всех стран Европы трудились в период национал-социализма на гитлеровскую Германию как на территории самого Рейха, так и в оккупированных странах и областях. Подневольный труд был необходим для обеспечения нужд военной машины Рейха. Кроме того, за счет труда подневольных работников поддерживался высокий уровень жизни немцев во время войны. Немецкая «раса господ» считала себя вправе нещадно эксплуатировать побежденные и так называемые «неполноценные» народы. Если вначале национал-социалисты в силу расистких принципов намеревались использовать иностранную рабочую силу лишь в оккупированных областях, то уже с 1942 г. трудовые лагеря и подневольные работники стали неотъемлемой частью быта в национал-социалистической Германии. Согнанные в Германию со всей Европы, подневольные работники были задействованы во всех областях экономики: в военной промышленности, строительстве, сельском хозяйстве, в ремесленном производстве, в государственных организациях и в частных домохозяйствах. Все немцы так или иначе, будь то солдат оккупационной армии в Польше или жительница деревни в Тюрингии, были свидетелями подневольного труда и в той или иной мере пользовались его результатами. Принудительный труд не был тайной. По сути, это было открытое преступление, совершаемое целым обществом.

Представить полномасштабную картину этого преступления, являющегося также беспрецедентным феноменом в истории Европы, раскрыть его предпосылки, этапы развития и формы проявления и есть цель данной выставки. Предыдущие выставки по данной тематике, проведенные в 1990-е гг. на фоне широких общественных дискуссий на тему истории принудительного труда и выплат компенсаций бывшим подневольным работникам, носили, несмотря на всю важность их проведения, в основном выборочный характер. Они освещали данную проблему в контексте истории определенной местности или представляли отдельные предприятия, задействовавшие принудительный труд либо отдельные группы подневольных работников – иностранных гражданских работников с разным правовым статусом, военнопленных, узников концентрационных и «воспитательно-трудовых» лагерей, а также лагерей гестапо, подневольных работников-евреев или Cинти и Рома (цыгане). Выставка «Принудительный труд. Немцы, подневольные работники и война» объединяет разрозненные фрагменты в одно целое и воссоздает общую картину подневольного труда в период национал-социализма как на территории Германского Рейха, так и на оккупированных и контролируемых Рейхом территориях. Кроме того, история принудительных работ показана на выставке в едином контексте с историей осмысления и преодоления этого явления после 1945 г., в первую очередь в Германии, но также и за ее пределами, – историей в том числе и десятилетиями длившегося забвения и отрицания необходимости выплаты каких-либо компенсаций.

Выставка поднимает вопрос о сохранении исторической памяти, осмыслении и преодолении трагических страниц истории и восстановлении справедливости, направляя взгляд не только на осмысление прошлого, но и на осознание задач на будущее.

Первый раздел выставки посвящен периоду с 1933 г. вплоть до начала Второй мировой войны в 1939 г. Здесь раскрываются в первую очередь расисткие теории национал-социализма как идеологическая основа использования труда подневольных работников. С одной стороны, девиз «труд облагораживает» обращался к представителям самозванной «расы господ», с другой стороны, труд был средством унижения и изоляции людей, считавшихся «неполноценными» по расовой теории национал-социалистов. Таким образом, принудительный труд изначально был одной из центральных составляющих общественного уклада Германии в период национал-социализма, а не только временным явлением, обусловленным войной. Содержание пропаганды тех лет, его правовое оформление и реализация с участием широких слоев общества создали базу для последующей радикализации практики принудительных работ в оккупированной Европе, вплоть до применения труда как средства уничтожения. Этому расширению и радикализации принудительного труда посвящен второй раздел выставки. Третий раздел рассматривает принудительный труд как массовый феномен в Германском Рейхе в период с 1941/1942 гг. Раздел завершается главой, посвященной имевшим место массовым убийствам подневольных работников в конце войны. Четвертый раздел экспозиции охватывает временной промежуток от освобождения в 1945 г. вплоть до настоящего времени. Здесь рассматриваются непосредственные последствия, наступившие после освобождения, первые шаги по правовой оценке и осмыслению этих событий, и, наконец, долгий путь от замалчивания и отрицания феномена принудительного труда до осмысления этого явления со стороны общества и осознания его преступного характера. Заключительное слово принадлежит бывшим подневольным работникам.

Особое внимание выставка уделяет истории взаимоотношений немцев и подневольных работников. При этом круг немцев, как уже было сказано в начале, нельзя ограничивать маленькой группой функционеров режима. Каждый немец, каждая немка должны были для себя принять решение, как относиться в подневольным работницам и работникам: сохраняя остатки человеческого сочувствия или же с холодностью и безжалостностью, как то и подобает по расовой теории представителю «полноценного» народа. Определенная свобода действий существовала, и то, как она использовалась, говорит не только о личностных качествах каждого в отдельности, но и о силе и степени привлекательности национал-социалистических идеологем и национал-социалистической практики. С этой точки зрения выставка выходит за рамки истории принудительного труда как такового и показывает на данном примере, насколько немецкое общество было пропитано идеологией национал-социализма. История принудительного труда в период национал-социализма – таков итог выставки – ни в коем случае не может быть интерпретирована исключительно как преступление со стороны режима, феномен принудительного труда раскрывается скорее как преступление со стороны всего общества. Ведь прибыль за счет использования труда подневольных работников получали не только национал-социалистические организации и крупные (оружейные) предприятия, но и миллионы ремесленников, фермеров, домашних хозяйств и даже церковные благотворительные учреждения. Иными словами, принудительный труд формировал прокламируемую национал-социалистами «народную общность», построенную на включении одних и изоляции по расовому признаку других, одновременно и как общность по получению дохода – и не только материального. Лишение гражданских прав и изоляция представителей так называемых «неполноценных» народов и меньшинств, разделение на «расу господ» и «обслуживающие народы» позволили всем немцам как «истинным арийцам» существенно повысить свой статус – даже тем, кто находился на низшей ступеньке социальной лестницы внутри самого немецкого общества. Во избежание недоразумений: Исследуя и выявляя степень проникновения национал-социалистической практики и идеологии во все сферы жизни немецкого общества, выставочный проект не преследует цели коллективного обвинения целого народа, а ставит своей задачей максимально глубокое изучение национал-социалистического государства, а вместе с ним и самой радикальной формы расисткого общественного уклада. Для этого необходимо дифференцированное представление всех общественных групп и их действий: от активного участия в преступлении или пассивного попустительства вплоть до тайного соглашательства, неприятия или сопротивления.

Для достижения данной цели, а также чтобы доходчиво представить эту сложную, многоаспектную тематику в том числе и для неспециалистов, экспозиция строится вокруг более чем шестидесяти репрезентативных сюжетов. Материалы по этим сюжетам, как, впрочем, и большинство представленных документов и фотографий, были собраны в результате скрупулезных поисков в различных архивах в Европе и за ее пределами специально для данной выставки. Тематически эти сюжеты охватывают широкий спектр: от унизительных работ политических заключенных в Кемнитце, начавшихся вскоре после прихода нацистов к власти, до убийственного рабского труда евреев в оккупированной Польше или жизни подневольных работников на фермах в Нижней Австрии. Показательный характер отдельных сюжетов призван раскрыть явление принудительного труда с разных сторон. Во-первых, речь идет о том, чтобы представить все категории жертв и особенности пережитого ими опыта. Во-вторых, важно осветить различные формы принудительного труда, а также области экономики, в которых задействовали подневольных работников. Кроме того, выбранные сюжеты иллюстрируют развитие и постепенную радикализацию практики принудительного труда.

Неожиданностью для исследователей, собиравших архивный материал для экспозиции, оказалось наличие обширной базы документальных фотографических свидетельств. Эти научно выверенные документальные свидетельства составляют наряду и в сочетании с сюжетами из биографий подневольных работников основу экспозиции выставки. Исследователям удалось реконструировать целые фотосерии, благодаря которым история принудительного труда предстает особенно зримо и осязаемо. Таким образом, экспозиция интересна для широкой публики, не в последнюю очередь для молодежи, привыкшей к визуальной подаче информации. Серийные фотографии, представляющие различные ситуации и людей в одном контексте, позволяют также реализовать одну из главных задач выставки – раскрыть историю принудительного труда как историю людских взаимоотношений. При этом уже непосредственно затрагивается вопрос о том, каким образом вели себя немцы в создавшейся ситуации. Для того, чтобы визуальная репрезентация прошлого не исчерпывалась его простым отражением, а действительно пробуждала интерес к процессу познания истории, каждая фотография, представленная на выставке, была – по возможности – тщательно исследована и сопровождается подробным комментарием с информацией не только об авторе, но и о времени и месте съемки, общей ситуации и изображенных людях, истории ее возникновения и дальнейшей судьбе. Однако визуальность, достигнутая за счет практически кинематографически увеличенных и смонтированных снимков, при этом не является самоцелью. Она служит скорее исходной точкой для более глубокого рассмотрения и изучения истории. Для этой цели к каждой фотографии, представленной в увеличении или в виде фрагмента, приставлена специальная витрина, в которой можно увидеть снимок в оригинальном формате на фоне и в сочетании с другими экспонатами. Такой подход к исторической фотографии помогает решить и другую сложность, связанную с происхождением и характером экспонатов. Предметное наследие принудительного труда в период национал-социализма имеет зачастую ограниченную ценность с точки зрения историографии. В качестве примера можно привести такие изделия общего характера как оружейные боеприпасы. Кроме того, исследователи могут легко сделать ошибочные выводы, принимая, например, предметы, изготовленые подневольными работниками на память для самих себя, за продукты принудительного труда.

[...]

Особую благодарность устроители выставки выражают Фонду «Память, ответственность, будущее», председателям правления Фонда д-ру Мартину Зальму и Гюнтеру Заатхофу, а также членам попечительского совета. Фонд «Память, ответственность, будущее» инициировал и финансировал подготовку выставки по истории принудительного труда в период национал-социализма и его осмыслению и преодолению в послевоенное время. Фонд оказывал неустанную поддержку Фонду Мемориальных комплексов Бухенвальд и Миттельбау-Дора в реализации данного проекта. Огромную благодарность устроители выставки выражают всем бывшим подневольным работницам и работникам, которые сопровождали проект в течение всех трех лет его подготовки и внесли свой вклад в создание выставки. В ходе общения с ними стало особенно ясно, насколько важно донести и укоренить память о транснациональном характере принудительного труда в период национал-социализма в европейском историческом сознании. Поэтому изначально выставка «Принудительный труд. Немцы, подневольные работники и война» задумывалась как международная передвижная выставка.

(из сопроводительного каталога к международной передвижной выставке «Принудительный труд. Немцы, подневольные работники и война», отв. ред. Фолькхард Книгге, Рикола-Гуннар Люттгенау, Йенс-Кристиан Вагнер. Веймар, 2010. Стр. 6-11)